Беспощадная порка

Я всегда мечтал о длительной, жестокой порке и с моей партнершей Камиллой мы решили воплотить эту садомазохистскую фантазию в реальность. Мы встречались уже около полугода, и она порола меня разными девайсами. Доходило до синяков, слез, моих криков о пощаде, но мне хотелось большего. Камилла была не против, разумеется, при соблюдении стоп-слова и трезвого контроля с ее стороны.

Экзекуцию решили провести у нее на даче: не будет лишнего шума и проблем с обеспокоенными соседями. Да и расслабиться там будет проще, чем в обычной квартире. Мы встретились в назначенный час и доехали до места на автобусе. С собой взяли шашлыков, немного овощей, сока и вино. День выдался жарким, и можно было спокойно посидеть на улице, что мы и сделали. Приготовили мясо, весело болтали на разные темы, и я заметил, как загорелись глаза у Камиллы. Это была красивая садистка среднего возраста, познакомились мы на сайте знакомств. Она взяла флоггер для разогрева, однохвостную плеть, девятихвостку («кошку») и кнут, благо комната на ее даче была просторная, так что размахнуться было где.

После легкого ужина настал черед суровой порки… Мы поднялись на второй этаж, и я увидел посередине комнаты лавку и рядом веревки. Конечно, моя любимая заранее все приготовила.

– Снимай одежду и ложись, скоро начнем! – с улыбкой сказала Камилла.

Я разделся, постелил полотенце и послушно лег. Она принесла все девайсы для порки, потом связала мои ноги сначала между собой и примотала их к лавке. Затем привязала руки к деревянным ножкам и для прочной фиксации зафиксировала поясницу и бедра. Бондаж был крепкий, теперь я едва мог двигаться. Зато задница и спина были хорошо доступны садистке. Основная часть ударов по нашей договоренности должна прийтись на попу, так как спина у меня более чувствительна.

– Ну что? Ты готов к настоящей порке? – поинтересовалась Камилла.

– Да! Высеки меня по-настоящему жестко! – подтвердил свои намерения я.

Садистка улыбнулась и взяла в руки флоггер. Порка началась. Серией разогревочных ударов Камилла прошлась по моей заднице. Я молча терпел, впрочем и боль была очень отдаленная. Временами, моя садистка увеличивала силу и темп, потом опять сбавляла и так несколько раз. Прошлась она и по спине, но с меньшей силой. Для предстоящих нагрузок организм и мышцы должны быть хорошо подготовлены.

Камилла сделала небольшую паузу и наклонилась ко мне:

– Как ты? Переходим на более серьезные воздействия?

– Все хорошо! Поработай в полную силу флоггером и переходи на однохвость.

Она начала хлестать почти в полную силу и делать более редкие удары. Задница приобрела ярко-красный цвет. Я начал выть, в основном мои звуки напоминали «Ааа…» или «Уй…». Наконец Камилла закончила разогрев и взяла в руки плетку-однохвостку. Боковым зрением я увидел, как она машет ей в воздухе. Увлекшись процессом, я и не заметил, как хвосты плетки легли на попу. Ощущения были гораздо болезненнее, чем флоггером. Затем последовал еще удар и еще… Обжигающие волны боли прокатывались по моему телу. Я издавал нечленораздельные звуки и терпел как мог. Камилла стала пороть с большей силой, из меня стали вырываться просьбы прекратить:

– Хватит! Как мне больно! Прекрати!

Однако моя партнерша не обращала на это внимания. Она нанесла около 20 ударов и взяла паузу. После чего последовали 5 ударов однохвостью по лопаткам, отчего я истошно орал. На заднице отчетливо виднелись красные следы, в некоторых местах были небольшие синяки. Теперь она взяла в руки плетку-многохвостку («кошку») – второй по жесткости девайс после кнута. Она имела девять хвостов с заостренными треугольными кончиками натуральной кожи на концах. Перед тем как продолжать экзекуцию, Камилла погладила меня по голове, провела руками по телу и вцепилась руками в попу. От боли я завопил:

– Ааа! Камилла, хватит! Моя задница горит!

После порки кожа в некоторых местах даже более чувствительна чем слизистые оболочки и мои крики были вполне объяснимы. Тем временем моя садистка с торжествующим смехом наслаждалась экзекуцией:

– Ха, ха, ха! Аха-ха-ха! Пороть тебя буду как последнюю сучку!

Вид уже хорошо «обработанной» задницы очень заводил Камиллу и вот в ее руках показалась многохвостка. Несколько взмахов для разминки и жгучий девайс опустился на мои ягодицы. Разумеется, не в полную силу, но мне и этого хватило чтобы завопить. Было ощущение, что боль начинает проникать все глубже. Небольшая пауза и затем второй удар, уже сильнее. Следы от хвостов натуральной кожи красиво отпечатались на моей заднице. Третий удар был по спине, отчего у меня помутнело в глазах. С каждым взмахом удары становились все сильнее, но иногда Камилла сбавляла силу, чтобы порог болевой чувствительности был на грани и я мог выдержать.

Вскоре она стала пороть меня в полную силу. Передышка была, только когда доставалось спине. Задница «пылала огнем» и начала синеть. Я пытался увернуться от ударов, но связан был крепко и все попытки были тщетны. Кульминация экшена приближалась, из моих глаз брызнули слезы, я истошно вопил:

– Ааа…! Как больно! Не надо, умоляю, Камилла, не надо!

Заметив, что я вот-вот скажу стоп-слово, садистка остановилась. Сколько ударов она нанесла многохвосткой точно не помню, но по ощущениям где-то 25–30. Я лежал обессиленный и в состоянии сабспейса. Камилла присела около меня, прижалась ко мне лицом и поцеловала.

– Ты очень терпеливый, молодец! – восторженно сказала она.

От нее исходил приятный запах духов вперемешку с потом. Еще несколько минут моя садистка посидела, а потом пошла за кнутом. Отдаленно я слышал как она разминается перед работой со столько длинным и устрашающим девайсом. Незнакомого с темой БДСМ человека даже негромкий звук хлопушки кнута может напугать. Мой мозг погрузился в состояние нирваны, как вдруг хлесткий удар самым «болючим» девайсом упал на мои уже изрядно исхлестанные ягодицы. Однако эндорфины уже достигли нервных окончаний, и поэтому боль ощущалась лишь слегка, хотя на самом деле Камилла вложила приличную силу в замах.

Попадать точно по намеченной цели с расстояния в 2–2,5 метра – весьма непростая задача. Именно с такой дистанции и работала моя дама. За это она мне очень нравилась, ведь промах мимо цели таким девайсом как минимум может рассечь кожу до крови, а как максимум – нанести травму. Она стала увеличивать воздействие и хлестала почти в полную силу, отчего кожа в некоторых местах стала лопаться.

– Нет! Хватит, прекрати! – кричал я.

В какой-то момент я уже хотел было сказать стоп-слово, но Камилла взяла паузу и поработала по заднице флоггером. После чего нанесла серию ударов кнутом почти в полную силу. Настал пик экзекуции для обоих: я истошно орал, причем не столько от боли, которая была терпимой, сколько от психологического удовлетворения, оказавшись во власти этой прекрасной женщины, а у Камиллы появился блеск в глазах и она громко хохотала. Мое сознание почти отключилось, удары кнута чувствовались притуплено – это был сабспейс, то есть состояние похожее на транс.

Камилла была опытной садисткой и понимала, что сейчас надо остановиться, иначе она сама может скоро потерять контроль над собой. Она подошла ко мне, присела, развязала руки и крепко обняла. Я был без сил и смутно понимал происходящее. Затем моя женщина вытерла кровь, обработала синяки и ссадины и полностью развязала меня. Помню, что на какое время я отключился, Камилла принесла воды и печенье, и на ватных ногах я дошел до дивана. Моя садистка легла рядом и вместе мы провалились в глубокий сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *